Показаны сообщения с ярлыком фантазия эротический массаж. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком фантазия эротический массаж. Показать все сообщения

среда, 31 декабря 2008 г.

Посвящённый

Ты просыпаешься от звонка в дверь, голенькая почти в одной маячке ты подходишь к двери, смотришь в глазок......... там я.... Ты просто в шоке...... ты второпях открываешь двери кидаешься на меня начинаешь обнимать целовать....... Мы плачем....... (это слёзы радости).

Долго стоим на пороге я шепчу что люблю. Ты проводишь меня в квартиру... я раздеваюсь, в это время ты пошла в ванную приводить себя в порядок (дверь ты не зарыла). Раздевшись и немного согревшись я медленно начал пробираться в ванную, медленно приоткрыл дверь..... и подошёл к тебе обнял сзади и начал целовать. Прижал тебя к себе ты почувствовала моё возбуждение, целую в шею, руки, до сих пор холодные, лезут под маячку. Ласкаю грудь, слегка кручу соски, нежно давя на тело провожу по животику, вниз... касаясь киски потом по ногам и заканчиваю нежным шлепком по попке. Ты выгибаешься... попкой сильнее прижимаешься ко мне.......я слегка косаюсь языком до спины, провожу руками и языком на ровне облизывая и в тоже время снимаю майку. Майка снята и я уже тоже практически раздет на мне остались одни штаны. Я включаю воду, тёпленькую, ванна медленно наполняется (я постараюсь представить свою ванну так как твоей ещё не видел)))) Туда добавляем что-нибудь что бы пены было побольше)) Мы с тобою полностью обнажённые и залезли в ванную много пены. Я облокачиваюсь на край ты ....... (что то не получается я не могу представить себе ванную и себя там, тебя одну только получается))) ладно постараются). Нет потом мы меняемся местами.... Ты у края....... Прям в углу, ложишь ручки по бокам ванны. Я приближаюсь к тебе косаюсь руками губ..........провожу пальчиком по губам...

Потом по носику...

Целую, руками ласкаю тело, косаюсь губами груди, слегка прикусываю сосок чуть оттягиваю и всасываю. (я отойду (шепчу тебе на ушко)нашёл в комнате холодильник порыскал взял сливки взбитые и кусочки льда). Пришёл в ванную, быстренько залез к тебе ты такая не довольная что уходил.)) .....

Взболтал сливки, медленно весь баллончик со сливками выжал те на грудь, медленно размазал. Склонился и начал всё до маленького кусочка слизывать с тебя, минут 15 я вылизывал твою роскошную грудь от сливок, температура в ванне довольно высокая твоя грудь горяча с тебя скатываются маленькие капельки пота.. ловлю одну за другой языком... беру лёд в рот, прижимаю его зубами, он слегка выпирает у меня из зо рта, провожу по груди , веду до губ....... По шеи....потом нежно приподымаю тебя... разворачиваю тебя к себе спиной ты опираешься о стену я обнимаю тебя косаюсь кончиком льда до спины, с шеи и вниз........ потом по попке, потом до киски. (я уже под тобой, ты расставляешь ножки по шире и чуть приседаешь), провожу языком по всей твоей мокренькой киски, сначала чувствовался вкус воды, но через минуту после моих ласок стал проявляться вкус твоего нектара, ммуррр .. (вкусненько)... нежно ласкаю клитор, кончиком языка чувствую как он твердеет, этот маленький и нежный кусочек плоти. Аккуратно я прикусываю его губами, от этих прикусов ты вздрагиваешь и тихо стонешь, потом вглубь языком и быстро вожу по стенкам всё чаще и чаще и так буду сводить тебя с ума пока ты или сознания не потеряешь или я не напьюсь твоими соками. Ты потом в изнемажение спускаешься в воду, минута отдыха.

Я сажусь на край ванны, я возбуждён до предела, мой просто жаждет твоей киски, я аккуратно насаживаю тебя на него, и ты начинаешь медленно двигаться, держась о стену ты набираешь скорость, я двигаюсь в такт твоим движениям, всё больше и дальше входя в тебя, поддерживаю тебя за попку и поднимаю тебя повыше что бы каждый мой вход в тебя был приятнее... мммммммммммуууррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр........................ааааа........... я думаю так можно и не останавливаться........ двигаться пока ты не устанешь или не вырубишься))))...

Мне было трудно писать начало, я представлял эту картину, и у меня слёзы наворачивались, малыш я люблю тебя, и мне трудно без тебяяяяяяяяяяяя................................. Жду нашей встречи, очень хочу увидеть тебя и обнять, шептать тебе на ушко что люблю, и чувствовать и попробовать каждую клеточку твоего тела. Обнимать тебя в постели, и не куда не отпускать, быть с тобою, и давать тебе всё что я могу только дать......

P.S. И фото не забудь, целую тебя мой малыш.

Сладкая боль

Посвящается Крошке Мю

... Я смотрю в широко раскрытые от боли глаза и продолжаю сдавливать твой левый сосок, прижав тебя к стене, я чувствую, как все твое тело напрягается от движения моей руки. Другой рукой я развожу твои ноги в стороны, так что ты едва можешь стоять, и начинаю гладить, вначале внутреннюю сторону бедра, потом поднимаюсь выше, чуть касаюсь между ног и сразу опускаю руку вниз. Простые прикосновения становятся смелее и жестче, я почти щипаю тебя, дольше задерживаюсь между ног, рука давит, как будто я хочу приподнять тебя. Возбуждает то, что ты всем телом отвечаешь на мою ласку: то подаешься вперед, вслед за моей рукой, и я чувствую, как ты подрагиваешь, то отстраняешься, вжимаясь в стену.
Дольше так продолжаться не может, хочется быть максимально ближе друг к другу. Я запускаю руку тебе под футболку, вначале ласкаю твой чуть выпуклый животик, то провожу подушечками пальцев - они нежнее, то ногтем, чтобы усилить контраст. Чуть обняв тебя, я продолжаю ласкать твою нежную кожу. Одна рука, как бы проверяя, залезает под джинсы, под резинку трусов и, наконец... наконец, достигает своей цели. Я чувствую, какая ты сейчас влажная и горячая. Тяжело сдерживаться и не позволить себе того, что так хочется, надо продолжить игру, так интересней, но в мыслях я уже ввел в тебя свой член (как легко бы все вошло, ты такая мокрая) и двигал бы им все быстрее и быстрее, но сейчас его заменяет рука.
Я провожу вверх и вниз, возбуждая тебя, потом задерживаюсь на миг и засовываю палец насколько можно глубоко. Это мой любимый момент, можно заглянуть в твои глаза и увидеть отражение моей страсти, мы думаем об одном и том же, хотим этого со всей страстью, на которую способны... В то время как меня занимает подобная мысль, палец как бы сам собою начинает двигаться все быстрее и быстрее: если в начале он будто исследовал место, в котором оказался, - сгибался, отклонялся в сторону, медленно проходя по влажной поверхности, то сейчас он, почти не задерживаясь, скользит вперед-назад.
Сжав твой сосок, я напряженно ловлю взгляд, мне хочется понять, что ты испытываешь, прочувствовать это. Чтоб заставить тебя открыть глаза, у меня есть маленькая хитрость: я замедляю темп, а затем и вообще останавливаюсь... С улыбкой наблюдаю обращенное ко мне лицо: ты чуть покраснела, рот приоткрыт, губы маняще выпуклы, с глаз будто еще не спала пелена наслаждения, ты хочешь чтобы я продолжил, ты сердишься. Но я целую тебя, а рука вновь возвращается на место, с прежним упорством. На помощь одному пальцу приходит другой, потом еще, тремя пальцам уже довольно тесно в тебе. Я опять улыбаюсь, видя, как гнев моментально сменяется удивлением и наслаждением. Твои зрачки расширяются, я двигаю рукой все быстрее, вонзая пальцы все глубже. Я понимаю, что тебе больно, но сейчас хочется слиться с тобой, проникнуть в тебя как можно глубоко, стать единым целым, и я продолжаю буквально вбивать в тебя свою руку, я даже немного развожу пальцы, чтобы ты чувствовала натяжение собственной плоти, как что-то пытается как будто разорвать тебя. Я вкладываю почти всю свою силу в это движение, ты движешься навстречу, но иногда отстраняешься - слишком жестоко я себя веду. Так не может долго продолжаться, даже меня это сводит с ума, контроль потерян, я вталкиваю руку как только могу быстро, мне остро нужно твое наслаждения, я жду стона...
Неожиданно для самого себя я прижимаюсь к твоим губам и захватываю нижнюю губу зубами, они неумолимо сжимаются... В тебе бушуют два чувства: чувство приближающегося наслаждения, которое захватит всю тебя, будто разорвется между ног, и чувство безысходности перед болью, которую ты вынуждена от меня терпеть. Я сжимаю зубы все сильнее, силы на пределе, рука вся в твоем соке...
Все происходит мгновенно, зубы сжались до предела, и только что я видел твое искаженное болью лицо: глаза зажмурены, брови приподняты, ты словно кричишь: "Хватит!!! Перестань!!! Я больше не выдержу...".

Из фантазии меня вырывает легкий стон, твой стон. И вот все изменилось: рука кружит в тебе все медленней, ты будто раскрываешься навстречу мне. Я прекратил терзать тебя всего секунду назад, и вот ты уже просветлела, в глазах свет и слезы, и, как мне кажется, выражение благодарности. По инерции ты все еще насаживаешься на мою руку, но эти движения затихают, и мы стоим, обнявшись, и во всем мире мы сейчас одни...

Холодно

За окном шумел ночной летний дождь, чашка с кофе, наполовину пустая, давно уже остыла. Старинные часы замерли на стене в тщетном ожидании того момента, когда их наконец заведут...
И в этот поздний час, входная дверь практически бесшумно отворилась, на пороге я увидел её. Чёрные, как сама ночь, длинные волосы, мокрые от дождя; вымокшее насквозь, и без того прозрачное, тонкое чёрное платье, позволяющее разглядеть каждую чёрточку её, возможно даже не человечески стройного, тела; каждая деталь делала её нездорово притягательной. Сейчас, когда эту девушку вырывал из мрака лишь приглушённый свет торшера, кожа её, и без того бледная, казалась совсем белой, словно не скрывала она под своим бархатным, полупрозрачным покровом сумасшедшую, быструю кровь. Ах, если-бы я не знал кто она, если-бы прошлое не прятало в своих складках моё обладание этим хрупким, ломким и невыносимо сладким телом. Как знать, может сейчас я-бы не смог так сдерживать свою животную страсть, которую эта черноокая дрянь с лёгкостью разжигала в любом нормальном мужчине. Я молчал. Так и стоял неподвижно, не в силах оторваться от вида её небольших акуратных грудей закрытых лишь прозрачной намокшей тканью, от красивого плоского животика, от одновременно притягивающего и отталкивающего чёрного треугольника волос на лобке. Похоже, сегодня нижнее бельё показалось ей слишком скучным и ненужным аксессуаром.
Мы молчали и не двигались. Наконец она стала приближаться ко мне, мягко ступая по поверхности ковра. За окном блеснула молния и на миг ярко осветила её лицо, необыкновенно красивое, нежное и в то же время пугающее своей скрытой силой разрушения, готовой прорваться наружу в любой момент и стереть всё с лица земли. Её необычное лицо, с одной стороны чем-то похожее на детское личико, а с другой, на суровый лик какой-нибудь богини правосудия. Оно тянуло к себе чёрными блестящими глазами-безднами и бледными, чуть розовыми губами, созданными будто лишь для .последнего поцелуя.. Сейчас эти губы поравнялись с моими, теперь их разделяли считанные сантиметры. Я не мог проявить инициативу, не мог отстраниться, я просто принимал каждое её движение как судьбу. Ещё немного и вот я уже ощущаю такую желанную и волнующую влагу её губ своими пересохшими губами. Она целует меня, сначало скромно, едва касаясь моих губ, затем, более настойчиво, как-бы вынуждая меня на ответные движения. Она чувствует, что чужие кромки рта не в состоянии уже поддерживать свою статичность, что они уже разгораются изнутри, приводя за собой в возбуждение и всю остальную нервную систему. Её ледяные губы торжествуют, они открывают проход для её острого язычка, начиная дикий необузданный танец этих бескостных органов. Теперь и она на какое-то время теряет контроль над собой и слегка надкусывает мою нижнюю губу. Кровь. Языки, ласкающие друг-друга начинают ощущать её солоноватый привкус. Мы целуемся и на наших губах моя кровь. Как же эта девушка тонка и холодна, даже страшно обнимать такую, прижамать её к себе...
Мои руки легли на её талию. Тело её было очень прохладным, впрочем, я не разу не видел её хоть немного тёплой. Мы стояли и ласкали друг друга руками. Её ледяные пальцы гладили мою спину, вычерчивали на ней хаотические узоры. Дыхание моё стало порывистым и чётко различимым на слух, она же была пока абсолютно неслышима.
Я взял её почти невесомое тело на руки и понёс в спальню, при этом за мной оставался след, образованый тонкой струйкой дождевой воды стекающей с её мокрого платья. Теперь мои движения стали более несдержанными и нетерпеливыми. Я положил девушку на кровать и начал буквально сдирать с неё одежду. Вот, наконец, она лежит передо мной абсолютно обнажённая. Сдвинутые ноги пока не дают увидеть её губ, но вот и её икры оказываются в моих руках. Я развожу её стройные ножки в стороны и открываю своему взору её половой орган. Уже сейчас можно почувствовать запах, который источает этот её бледный бутон наслаждений. Я уже знаю, она не любит когда ей ласкают грудь или вообще задерживаются в местах располагающихся выше пупочка, поэтому начинаю сразу с больших половых губ. С наслаждением вылизываю каждую её складочку, язык мёрзнет. Иногда, наверное когда я делаю резкое движение языком, её тело выгибается дугой и тут же вновь опускается на кровать. Наконец, я добираюсь до клитора. Начинаю играть с ним, дразнить этот нервный узел резкими кратковременными ласками. Девушка начинает тихонечко стонать, словно боясь разбудить кого-то. По звукам издаваемым ею можно догадаться о том, что она нарочно сдерживает рвущийся наружу крик. Клитор просто ледяной.
Иногда приходится убирать язык обратно в рот, что-бы хоть немного отогреть его. Я заканчиваю играть и начинаю агрессивно стимулировать её ягодку не только языком, но и пальцами. Тут она начинает визжать. Визжать громко, словно в исступлений, всё равно что больная. Впервые за всё это время вспоминаю об окружающем мире, как-бы соседи не повскакивали, я ведь даже дверь входную не закрыл. Впрочем, похоже сегодня снова всё обошлось...
Вот, её тонкое тело извивается змеёй. Чертовски приятно доставлять удовольствие этой девушке, с ней целиком забываешь о себе, о своих собственных желаниях отдавая себя в удовлетворение её холодной жажды близости. Девушка приподнимается и отстраняет моё лицо от своего влагалища. Теперь она начинает раздевать меня. Холодные ладони касаются кожи, принося вместе с прохладой и приятные ощущения. И вот мы, освободившись от одежды, сидим друг напротив друга на одной большой кровати. Я вглядываюсь в её глаза, устремлённые на меня и знаю, что сейчас, впрочем, как и всегда, будет не только приятно...
Её ноги разведены в стороны, ещё десять минут промедления и она оканчательно потеряет рассудок. Бедная моя, холодная женщина. Накрыв её, хрупкую на вид, фигуру своим телом, рукой помогаю себе найти вход в неё. Вот уже стенки влагалища слегка деформируются под напором инородного тела и жадно заглатывают мой орган. Даже внутри она холодная, я уже почти привык к этому. Мы начинаем двигаться в такт. Какая невероятная нега, и в ту же секунду её сменяет волна боли.
Боль захватывает всё моё тело, а затем снова отступает, для того чтобы дать почувствовать каждой клеточке моего организма невыносимое наслаждение. Эти резкие контрасты буквально сводят меня с ума, в голове звенит какая-то какофония, а девушка орёт, извивается подо мной, двигается навстречу. Каждое движение внутри неё приносит боль. Иногда приходится делать короткие перерывы, чтобы хоть немного согреться. В это время девушка мастурбирует, чтобы не сбить поднявшуюся волну. Иногда зрелище того, как она играет со своими малыми половыми губками, с клитором, завораживает меня так, что я забываю, какова моя роль. Она же, заметив как мои глаза становятся стеклянными, хватает меня за член и снова тащит на себя. Ну вот, скорее всего сменим позицию и продолжим поддерживать этот ураган боли и наслаждения...
Нет, это вовсе не мазохизм. Я решительно не испытываю никакого удовольствия от боли. Меня просто неестественно тянет к ней. Не к обычной, глуповатой, тёплой девушке, а к этой стройной .статуе противоречий.. Она приходит, вот так просто и мгновенно пленяет моё тело. Изначально . она так далека от самого термина .секс., но одновременно и так близка, возможно лишь для меня. - Смерть, во сколько уходишь? . спросил я девушку.
- Не знаю, часа два ещё есть, - задумчиво протянула она, вяло выпуская изо рта сигаретный дым. Смерть всегда курила после секса эти длинные, пахнущие полевыми цветами, сигареты.
- Ты хочешь ещё?
- Может быть.... Тебе было очень больно?
- Нет, - соврал я. Она это заметила.
- Ты же понимаешь, иначе быть не может.
Да, её зовут Смерть, впервые я увидел её на вечеринке у Каина. Жизнь моя совсем запуталась, но кто знает, что есть сама жизнь? Может это лишь игра? Игра в боль и наслаждение. Игра со смертью...

Здесь были эти губы

Здесь были эти губы которые я целовал, не знаю сколько раз...

Да, это слова Гамлета, принца Датского, но точно такую же фразу мог сказать и Андрей А., московский спелеолог, с которым я познакомился, выполняя одно из редакционных заданий.
Андрей, подтянутый сорокалетний мужчина, но почему-то полностью седой, рассказывал о пещерах. Спелеолог он не профессиональный, это, как он говорил, хобби, без которого не жить.
В процессе беседы я заметил одно странное обстоятельство: если лет десять назад он ходил под землю с друзьями, и география их экспедиций охватывала практически всю територию бывшего СССР, то в последние годы Андрей путешествовал только один и в одну единственную пещерную систему. Он мне ее называл, но раскрывать ее местонахождение я не имею права. Пусть это будет Ново-Афонская пещера.
Когда был задан вопрос, откуда такая любовь к одному месту, Андрей настолько смутился, что некоторое время сидел молча, краснея, как будто его застигли в сугубо интимный момент жизни. Наконец, он справился с собой и сказал, что действительно мог бы часами описывать сверкающие в свете фонаря сталактиты и сталагмиты, сифоны и шкуродеры Ново-Афонских пещер, и эти красоты были бы достаточным оправданием, но однажды он пообещал сам себе, что если ему кто-нибудь задаст этот вопрос, то он расскажет все без утайки.
История, которую Андрей действительно рассказал полностью, была настолько необычна, что я попросил разрешения опубликовать ее. Несколько месяцев согласия не было, но осенью он сам позвонил мне и сказал:
- Теперь можно.
Пещерами Андрей заболел в студенческие годы. В его институте был спелеологический клуб, членом которого наш герой стал случайно, но остался в нем до диплома.
Клуб устраивал летние экспедиции и тренировки в зимнее время, в нем снабжали особой экипировкой, составляли группы, учили разрабатывать маршруты.
- Тренировки занимали большую часть занятий. Скучная физическая подготовка. Из-за монотонности я чуть не бросил, но потом я в первый раз спустился под землю...
И понял, что без пещер мне не жить.
Сначала Андрей ходил в самые легкие по проходимости пещеры, но, к концу обучения в институте, стал уверенно чувствовать себя в любых подземных лабиринтах.
- Мы летом, вместо работы в стройотряде, исследовали почти все подмосковные пещерные системы. Ходили только группой. Не то чтобы мы боялись заблудиться, карта подземелий у нас была всегда, просто в пещере можно запросто попасть в ситуацию, когда нужна помощь друга.
Рассказывали, что двое приятелей отправились в Силикаты и заблудились. Неделю они блуждали по системе и наконец вышли к решетке, за которой стояли автоматчики в камуфляжной форме. Оказалось, ребята вышли к подвалам Лубянки.
После получения диплома он не бросил свое увлечение. Каждое лето группа, в которую он входил, на месяц, два, спускалась в пещеры. Вскоре у Андрея появилась подруга, Аня, девушка, которая разделяла его страсть.
Андрей практически ничего не рассказывал про их совместную жизнь, но за его сдержанностью угадывалась любовь, которую невозможно описать словами.
- Она стала для меня дороже всех. Мы были с ней как первобытные пещерные люди. Мы не могли жить друг без друга и пещер.
Несколько лет они проводили отпуск вместе, но потом случилось страшное.
В тот год они собирались пожениться. Свадьбу решили справить под землей, но Андрею задержали отпуск, и Анна с группой, без жениха, поехала в Ново-Афонские пещеры. Когда он подъехал, его ждало ужасное известие: Аня пошла одна и не вернулась. Ее искали, но не нашли.
- Когда я нашел лагерь и мне сообщили о том, что Аня потерялась, я, несмотря на то, что была почти ночь и мне пришлось изрядно отмахать по горам, я стал собираться под землю. Насколько помню, меня никто не останавливал, наоборот, двое ребят вызвались идти со мной.
Прошла уже неделя, но все еще была слабая надежда, что она жива. К концу третьей недели поисков все стали уговаривать меня, что смысла искать больше нет. Но я остался.
Еще целый месяц после отъезда друзей, Андрей ползал по пещерам в поисках девушки. Но все было безрезультатно. Вернувшись в Москву, он обнаружил, что поседел.
- Я не мог тогда ни с кем разговаривать. Уволился с работы. Ведь если бы не мой начальник, я бы поехал со всеми, и Аня была бы жива...
С тех пор Андрей расстался со старыми друзьями, стал жить затворником, но всякий раз, когда позволяли обстоятельства, отправлялся, один, в те пещеры. Он говорил, что исследовал в них все. Все лазы, в которые мог протиснуться человек, все ращелины, тупики. Везде он побывал по нескольку раз, надеясь найти ход, который он раньше не замечал.
И ему повезло. За сталактитом, мимо которого он проходил много раз, вдруг обнаружилась щель. Она вела в небольшой зал, в полу которого виднелась дыра неглубокого, около трех с половиной метров, колодца. Забив несколько костылей, Андрей по нейлоновой веревке спустился вниз.
Там он и нашел Анну.
- Когда я увидел эти обтянутые кожей кости, я сразу понял, что это она, моя Анечка.
Очевидно, она, после падения, еще долго оставалась живой. Андрей нашел выцарапанную на стене надпись: "Найди меня. Я тебя люблю." За годы ее тело мумифицировалось, но не это было странно. Несмотря на холод, мумия девушки была обнажена. Одежда лежала рядом, аккуратно сложенная, там же были и ножны с торчащей из них костяной рукояткой.
Сколько Андрей просидел у тела любимой, он не знает. Под землей время течет не так, как на поверхности. Что он думал в эти часы, он не захотел рассказывать.
Андрей говорил, что он погрузился в какой-то странный транс. Ему чудилось, что его Анна жива. Он поцеловал ее губы, и они ответили!..
Продолжая грезить наяву, он разделся сам, и овладел мумией девушки.
После содеянного, когда до Андрея дошло, что же он натворил, он готов был наложить на себя руки. Схватив рукоятку ножа, он дернул, но лезвия внутри не оказалось. Оно было сломано под корень.
- Я словно раздвоился. Одна моя половина понимала, что Аня мертва уже многие годы, а другая на могла смириться с этим и для нее Анечка все еще была живой. Она, эта половина, разговаривала с любимой, ласкала, занималась любовью. Это был я и не я. Я не понимал, что происходит, но не мог никуда уйти из этого колодца... Ведь она просила побыть с ней еще...
Весь год Андрей с ужасом вспоминал происшедшее в пещере. Он пытался найти себе оправдание и не находил. Но следующим летом он опять поехал в Новый Афон. И вновь повторилось то же самое.
- Она снова была живой. И я не мог не ответить на ее призывы...
Так продолжалось до прошлого лета.
В свой последний приезд к Ане, Андрей обнаружил, что колодец затоплен.
- У меня не было никаких приспособлений для подводного плавания. Вода была ледяной, но я нырял раз за разом. Не знаю, что уж я хотел спасти со дна этого проклятого колодца.
Из поездки он привез одну вещь. Череп.

Животрепещущие вопросы

Ну неужели некому понять мои страдания? Лето, вокруг миллионы прекрасных девчонок, которые своим видом просто провоцируют меня на преступление. Неужели, одеваясь так, они не думают, какое впечатление производят на меня? Неужели я один такой, и все другие мужики более равнодушны? Неужели никто кроме меня не испытывает этих мук... каждую секунду, каждое мгновение думать о сексе и только о сексе? Вот идёт довольно мужеподобная женщина, к тому же одетая в камуфляжные цвета. Я никогда не обратил бы на неё внимания. Но зачем она надела вместо блузки совершенно прозрачную сеточку и не надела лифчик? Я иду навстречу и, приближаясь, всё лучше и лучше вижу её большие груди, белеющие над загорелым животом. Она уже совсем не кажется мужеподобной. Я хочу её, хочу сильнее, чем свою первую любовь... Неужели нормальный мужик пройдёт мимо и не схватит, не задерёт эту дурацкую сеточку, не вгрызётся в эти сладкие булки с коричневыми изюминами сосков, и будь что будет? Нет, все проходят, пряча глаза и глотая слюни.
Я спускаюсь в метро и, ожидая электрички, выбираю, напротив которой из красавиц мне сесть. Одевая короткую юбку, думает ли девушка о том, что разглядывая её ноги я мысленно буду пробираться всё выше и выше, пока не представлю всё, что мне хочется? Тем более, юбки обтягивающие, и чаще всего позволяют отчётливо увидеть форму трусиков. Если же барышня в брюках, то иногда они настолько прозрачны, что вожделенное место между ног темнеет даже сквозь двойной слой ткани. Я был бы рад поцеловать это место, упав перед девушкой на колени, даже не снимая с неё брюк.
Сейчас лето, и многие не носят колготок. Поэтому я выбираю себе девушку не очень симпатичную на лицо, но в достаточно короткой юбочке и с голыми ногами. Она некрасива, и мужики кругом довольно равнодушны, может быть ей не хватает секса? Интересно, если бы я подошёл к ней и вежливо предложил без всяких формальностей поехать ко мне, купить по дороге презервативы и провести вместе чудесную ночь, она согласилась бы? Способна ли женщина на такое? Я уверен, если бы она предложила мне это, она бы не пожалела. Почему никто так не делает? Кто это запретил? Если бы это зависело от мужчин, мы бы жили гораздо веселее. Сейчас, когда жара, и все полураздеты, я не буду особенно разборчив. Я хочу почти всех.
Я сажусь напротив выбранной соблазнительницы и понимаю, что не ошибся. С моего места прекрасно видно всё, что у неё под юбкой. Если бы я признался ей, что всю дорогу пялился на её трусики, пытаясь рассмотреть каждую волосинку, пробившуюся через кружева, согласилась бы она поднять юбку и показать мне всё вблизи и подробно? Нет, конечно, вряд ли, но в душе, быть может, она хочет этого?
Рядом садится весёлая и ослепительная девушка в обтягивающей футболке и без лифчика. Я так близко вижу её большие соски, что уже почти чувствую во рту их медовый вкус. Я близко-близко вижу волоски на её голых руках. Я обожаю перебирать губами волоски на женском теле. У девушки только один недостаток - парень, у которого она сидит на коленях и которого целует в губы. Я хотел бы быть на его месте и так же бесцеремонно сосать её сладкий язык. Значит, есть девушки, которые хотят плотской любви? Судя по тому, как выглядит парень, ни романтики, ни денег с него не взять - она явно едет с ним только для того, чтобы заниматься сексом. Почему же не со мной?
Выходя из электрички, я случайно задеваю рукой обнажённую руку прекрасной соседки. Незабываемое тёплое прикосновение желанного женского тела. Скорее, скорее... купить новый диск с порнухой, придти домой и дрочить, дрочить, дрочить до посинения!

Перекрёсток

Вы никогда не задумывались, как один вечер может всё изменить? А может, это и не так, может вся жизнь идёт к этому вечеру, и ты понимаешь это слишком поздно? Порой я думаю, что наша жизнь полня всяких перекрёстков и, повернув однажды, ты уже не узнаёшь дороги и не знаешь как по ней можно идти. Прошло уже 3 месяца после той ужасной ночи и только сейчас я могу делать хоть какие-нибудь выводы.
В жизни у меня складывалось всё великолепно. Папа профессор, мама врач.
Школа, золотая медаль, институт, красный диплом, любовь и уважение друзей, внимание девушек. Любовь застала меня на последнем курсе. Мы идеально подходили друг другу. Она была как ангел, на свадбе я поблагодарил Бога за этот подарок. Наташенька была для меня воплощением всех идеалов. Она была очень красива, длинные белые волосы, высокая грудь, тонкая талия, крутые бёдра... Я считал, что вполне заслуживаю всего. Медовый месяц в Европе превзошёл все наши ожидания. Мы занимались любовью по 2 раза в день. Я считал, что это, плюс большой член делают меня идеальным мужчиной.
По возвращении в Москву жизнь продолжала баловать меня. Отличная карьера, опять таки уважение. Занятия сексом стали реже, раза по 2 в неделю. Я был очень занят и уставал на работе. Но дарил ей цветы почти каждый день. Я знал, что Наташеньке ужасно завидовали подруги. Я продолжал оставаться самодовольным кретином. Но потом всё изменилось внезапнее, чем можно вообще предположить.
Тёплым летним вечером мы пошли в бар попить пива и послушать музыку. Я припарковал свой новенький Фольсваген рядом со старенькой девяткой и ещё подумал, что, мол, ездят же ещё всякие придурки на таких вёдрах гвоздей. Мы вошли в бар, где было уже много народу. Публика там была не очень, несколько полных отморозков, проститутки, пожалуй, мы там были единственной нормальной парой. Я взял себе пиво, а Наташа коктейль "оргазм". Я ещё пошутил, что настоящий оргазм она получит сегодня вечером. Как в воду глядел. Мы уселись за столиком в углу, стараясь отдалиться от тамошнего общества и вели обычную беседу. Я рассказывал о чём-то страшно заумном и чувсвовал себя вполне уверенно.
Неожиданно к нашему столику подошло некое существо, по небритости которого можно было определить мужской пол. Он смерял меня мутным от принятого алкоголя взглядом и спросил:
- Братан, можно с твоей девушкой потанцевать?
- Нельзя, - только и нашёлся ответить я, удивившись такой наглости.
- Ты чё, командир, жадный, что-ли?
Я не стал ему отвечать, у меня не было настроение нарываться на агрессию, да и мне было смешно, что такой урод пытается отбить у меня Наташеньку. Прошло пару минут и я совсем про него забыл, продолжая что-то рассказывать. Мне казалось, что Наташа меня не слушает, но я привык к тому, что она не понимала многое из того, о чём я говорю. Она накручивала свои длинные, белокурые волосы на пальчик, что психологи относят к проявлению сексуального возбуждения, что я, опять таки, отнёс на свой счёт.
В какой-то момент я отошёл в уборную. Я совсем не боялся оставить жену одну. В туалете я пробыл немного дольше обычного, кривляясь перед зеркалом, не знаю почему я это сейчас делал, ведь обычно я в зеркало не смортю дольше 10 секунд. Когда я вернулся к столику Наташи там не было. Я решил, что она, тоже, вышла попудрить носик и оставался вполне спокойным, но каждую минуту, почему-то оглядывал на часы. Её не было уже минут 10, я начал нерничать, совсем не понимая, что случилось. Прошло 20 минут, по моей спине прокатилась капелька пота, мне стало ужасно жарко и душно, я вышел на улицу. Девятка, что стояла припакованная рядом с моим Фольцвагеном невдусмысленно раскачивалась, из вежливости я отвернулся, но краем глаза заметил, как в машине мелькнула голова с длинными белыми волосами. Кровь ударила мне в голову, но я ещё отказывалсяверить в то, что произошло. Мне стало душно, ноги стали ватными, еле пердвигая ими я побрёл к девятке. Каждый шаг отдавался у меня выстрелом в голове, я цеплялся за соломинку сомнения, но она уже не могла меня удержать. На заднем сиденье сидел тот самый урод, что пытался познакомиться с моей женой, а Наташа делала ему минет. Его лица я не видел, но на её лице было выражение, которое мне незнакомо, некотая смесь похоти и блаженства. Первой моей мыслью было наброситься на них скулаками, но мои органы не слушались меня, я едва стоял на ногах. Наташа делала минет и мне, но всегда с неохотой, только после того, как я попрошу, а тут она буквально набрасываль на член, как, наверное, это делают проститутки. Я остановился возле их машины, но они не замечали меня, они не хотели меня замечать. Этот урод ещё схватил мою жену за волосы и насаживал на свой член, другой рукой лапая её грудь, которая выскочила из под платья. Не в силах выносить это я бросился к своей машине, я хотел умчаться куда глаза глядят, прочь от этого кошмара, но сев за руль я понял, что не могу двигаться, мои мышцы сковало и трясло, я тянулся рукой к ключу, но рука меня не слушашась.
- Соси, соси, ссучка, оооооо! - доносилось из машины, - Молодец, хорошо сосёшь... Да! Да! Да! Выпей мою сперму! Всюююю, всю до соследней капли, аааа, хорошая ссучка. О да, молодец, соска, вот так, вот так, вылежи всё.
Вот она жизнь, которая всё время проходила мимо меня, которую я не видел. Она свалилась на меня, как снег на голову, и это было очень больно. Тем временем в машине действия продолжали развиваться.
- А теперь попроси меня трахнуть тебя, умоляй меня, ты ведь хочешь этого, девочка?
И я услышал от своей жены такое, что не мог представить, что она знает такие слова. Судя по её голосу она была так возбуждена, что не соображала ничего, она умоляла себя трахнуть, принимала различные позы, пока не встала на четвереньки лицом ко мне. Вне всякого сомнения, она видела меня, её лицо было всего в трёх метрах от меня. Она облизывала губы, стонала, мотала головой. Я никогда не видел её такой. Я не предполагал, что ради секса она способна на что-то большее, чем сходить в душ. Этот урод имел мою жену у меня на глазах, но я думал только лишь о том, что так мне и надо. Вдруг в моей голове раздался голос:
- Ну что, хозяин, не ожидал от своей Наташки такого?
В машине никого не было и рядом с ней тоже. Голос продолжал:
- Ты ведь не разу не довёл её до оргазма, чудик, ты, даже, не знаешь, что ей нравится в постеле.
- Кто это?
- Это твой внутренний голос, если тебе так важно, - меня после того, как моя жена отдалась первому встречному уже ничего не могло удивить, - посмотри как ей хорошо, ради него она готова на всё.
У меня в зеркале появилась картинка крупным планом: моя жена на четвереньках, на её белоснежной попке лежали 2 грязных руки, и тёмный член входил и выходил из её идеально розовой киски. Наташа стонала и не стясняясь произносила всякие непристойные слова. Потом Наташенька замолчала на несколько секунд, а урод начал шлёпать её по заднице и тредовать, чтобы она подолжала просить. Потом урод заставил её раздвинуть ягодицы и попросить, чтобы он отымел её в попку.
- Трахни меня в попку, - едва пробормотала Наташа.
- Куда?
- В попку?
- Куда?! - он снова шлёпнул её по заднице, причём довольно сильно.
- В жопу, трахни меня в жопу, в мою жопу.
Урод довольный заулыбался. Мне Наташа никогда такого не позволяла, даже не разрашала мне об этом говорить, хотя я её всё время просил, хотя-бы дать мне шанс, попробовать.
- Тебе это нравится? - спросил мой внутренний голос.
-Нет, уйди, оставте мня в покое.
- А почему твой член тогда так стоит?
Я опустил глаза, мой член, дуйствительно оттопыривал штаны. Я не мог не согласиться с тем, что такая картина меня возбуждает. Точнее, меня возбуждала Наташа, такая, какой она была в эту минуту. Я бы отдал всё на свете, чтобы она побыла со мной такой хотя-бы один раз.
Урод приставил головку члена к её девственному анусу, Наташа широко раздвинула ягодицы руками. Я поймал себя на мысли, что где-то в глубине, хочу, чтобы он сделал это. Его член с силой надавил на розовенькую дырочку, но не смог продвинуться вовнутрь.
- Красавица, у меня для таких, как ты вазелин есть под сиденьем, принеси.
Моя жена не поправляя платье, вышла из машины, открыла переднюю дверь и достала баночку вазелина. Когда она наклонялась я увидел её попку совсем рядом, попку, которая через минуту потеряет девственность. Жена вернулась на заднее сиденье и протянула баночку своему трахальщику.
- Нет, вжопуберушка, сама смажь свою жопку.
Жена послушно встала на четвереньки и просунув руку между ног стала обильно смазывать свой задний проход.
- Ну хватит, - он отстранил её руку и резким движение вогнал свой член в её девственную попку до основания. Клянусь, я чуть не кончил от этого зрелища.
Жена широко открыла рот, глотая воздух.
- Не нравится, больно? А я и не собираюсь удовлетворять тебя, ты моя ссучка, давай, дрочи себя.
Моя жена послушно просунула ручку между ног, на этот раз к клитору и начала его теребить, сначала тихонько, потом всё сильнее и сильнее, пока её трахали в попку. Вдруг у неё наступил нескончаемый оргазм, она орала как кошка минут 5. Все прохожие испуганно оборачивались и поскорее убегали. Наконец это урод кончил в её попку и, буквально, выгнал её из машины со словами:
- Ну всё, катись, соска, сегодня ты неплохо поработала, жопа у тебя хорошая, узкая.
Моя жена вышла из девятки и села рядом со мной. Минуту мы так молча сидели, потом она наклонилась ко мне, расстегнула штаны и начала сосать член. Это первый раз, когда она делала это сама, без моей просьбы, и, нужно сказать, делала она это отлично, с неподдельной страстью. Я кончил, буквально, через минуту. Наташа с жадностью проглотила всю сперму. Которой, как показалось, вылилось несколько литров.
- Поехали уже домой, - сказала она, - можешь там со мной делать всё, что хочешь.
Я повернул ключи и машина медленно покатилась в ночь.

Блаженство

Фуэнцио-развратник решил во что бы то ни стало отыметь дантиста... И под предлогом того, что у него от швабры Зонни разболелись зубы, возник он у нее... Она же, все еще оголодавшая, встретила его "с распростертыми объятьями" и усадила в кресло.
Мягко-теплые, сексуальные пальцы юноши оказались у нее под халатиком и тало смело ласкать внутреннюю поверхность ее ляжек и ягодицы, лишь слегка забираясь под трусики... У Гизелы тело сразу сделалось мягкое-мягкое, как глина и она повалилась вместе с ним на кресло и гладила его лицо, и теребила его волосы и целовала его в плечи... И, не торопясь особо, Фуэнцио расстегнул ее халатик, но не снял его (его возбуждало делать это в халатике), расстегнул и лифчик, стал ласкать пальцами ее соски, а ладонями - ее груди и живот. И вот "первые" пальцы уже проникли к ней глубоко под трусики и стали ласкать те места, к которым Эрик прикладывает лишь член свой половой. А губы и язык итальянца заходили по ее губам, щекам и шее. Разве могла бедная Гизела устоять против этого?.. Всее тело покрылось мурашками; она застонала, ползая на нем, а мускулы ее рук и ног непроизвольно сокращались. Она торопила его движениями и словами "да" и "еще". Она с трудом удерживалась, чтобы не дать Гизелу.
Но противный юноша только на это и рассчитывал: он ласкал языком ее уши и мочки и целовал в брови (очень страстно), а пальцы его так и сновали туда-сюда - как хотел их хозяин... Гизела забилась в исступлении и попросила его ее взять... На глазах ее выступили слезы наслаждения и вожделения. Но Фуэнцио не брал ее сам - ему просто хотелось проверить, то какой грани можно довести честную и порядочную девушку. А?
..Закончилось все это тем, что бедная Гизела три раза подряд кончила от возбуждения, от его ласк она просто потеряла голову и стала очень похожа на Анфею, на Женю или же Яну - с безумными влажными глазами, с влажными дрожащими руками и... Фуэнцио "смилостивился" и расстегнул ширинку. Гизела нырнула туда.
Фуэнцио было приятно от следующих мыслей:
а) зубной врач лечит свои зубки интересным способом;
б) она его на 11 лет старше, а сосет, как шалава;
в) все это - во врачебном кресле...
Фуэнцио кончал от этих мыслей... Она кончила, сглотнув сперму сего наглого юноши.
Никто им не помешал.
Фуэнцио потом всадил в нее и долго-долго драл. И при каждой его фрикции Гизела кончала, кончала, кончала! И вся извелась оттого, что оргазмов у нее было столько, сколько фрикций сделал Фуэнцио. А под ор она кончала действительно двойным концом: сладко и долго. Она ни о чем не думала, потому что не могла: она забыла все на свете, лишь одно неземное блаженство завладело всеми ее мыслями, каждым нервом ее тела.

Хотела бы так?

Привет, мне 24 года, я живу в славном городе СПб, этот рассказ я сечас отошлю одной "влажной" девушке которая любит жесткий секс(часть переписки с сайте знакомств) "... мы едем в электричке загород, лето, жара ... ты в совсем коротенькой юбочке и топике на голое тело, через тонкую ткань топика отчетливо видны твои соски, ты вызываешь у меня желание..... на тебе трусики стринги ..... мы стоим в тамбуре у противоположных от выхода дверей, давка, мы стоим прижатые друг к другу, ты чувствуешь как тебе в лобок упираеться мой сильно возбужденный член, мы начинаем целоваться, я засоваваю обе руки тебе под юбку ........ я сильно прижимаюсь к тебе своим членом через ткань шорт, одновременно ласкаю твою попку руками, затем я одной рукой начинаю через трусики ласкать твою девочку, ты уже намокла, я стягиваю с тебя трусики, они висят на бедрах, я расстегиваю ширинку и достаю член, разворачиваю тебя к себе спиной, мой член упираеться тебе в попку, капелька смазки из головки размазываеться по твоей попке, вот я приставил член к твоему анусу и резко вхожу в тебя, я начинаю двигаться в тебе, рядом куча народа, а я надеваю тебя на свой член, все быстрее и быстрее, стоящие рядом люди догадываються чем мы занимамся, я двигаюсь в тебе а рукой ласкаю твой клитор, другой рукой я ласкаю твою грудь, напряженные соски, через некоторое время ты начинаешь кончать от моего члена и пальчиков ... затем я кончаю в твою ебливую попку, моя сперма стекает по твоим ногам, вот и наша остановка, ты надеваешь трусики и мы выходим .....мы идем на пляж
...идем в сторону пляжа по дороге, по обеим сторонам лес, я сначала положил тебе руку на попу, затем засунул ее тебе под юбку, идущие сзади люди видят твою полуголенькую молодую попку, по твоим ногам течет сперма вытекающая из оттраханой попы, видящие это прохожие смотрят на тебя как на сучку и шлюху, затем я беру тебя за руку и мы сворачиваем в лес, немного отойдя от дороги,так что проходящие мимо люди могут нас рассмотреть,я резко разворачиваю тебя к себе спиной, ты упираешься руками в дерево, я просто срывавю с тебя твои мокрые трусики, начинаю жадно ласкать твою киску и попку руками, шлепаю тебя по попе, сначала ладонью, затем вытаскиваю из шорт ремень и начинаю тебя пороть как сучку, я называю тебя хуесоской и шалавой затем говорю тебе что бы ты сняла топик, что ты и делаешь, я начинаю жадно лапать твои большие груди, я мну их грубо, делая тебе больно, я выкручиваю тебе соски, шлепаю их ладонью .... я вхожу в твою щелку и начинаю грубо тебя трахать, через некоторое время я разворачиваю тебя и беру за голову и наклоняю, тебе в ротик упираеться горячая головка члена, ты открываешь свой ротик и начинаешь сосать мне, затем я ложу тебя на траву, сажусь сверху так что член упираеться тебе в грудь, я начинаю тереться членом о твои соски, шлепаю по твоим ебливым сиськам членом, потом зажимаю член между грудями и начинаю трахать их, залупа упираеться тебе в шею, потом я превстаю и ложусь тебе на лицо засунув свой хуй тебе в твой объебаный рот, я просто начинаю ебать тебя в голову,насладившись твоим ртом я ставлю тебя раком и опять начинаю тебя насаживать на свой член но уже на этот раз ебу тебя в жопу, быстрее и быстрее, называю тебя ебливой блядью, соской и подстилкой ...... сразу за тобой кончаю и я тебе на спину ... мы встаем, я целую тебя и мы продолжаем путь на пляж..."

Ожидание

Она ждала его. И её мысли были направлены в эту сторону... "Раздастся звонок, она откроет дверь. Войдёт Он. Он закроет дверь, а затем поцелует её. Его рука погладит её грудь, затем поползёт вниз, погладит её ягодицы.... Вот рука ползёт по спине, расстёгивает платье и снимает его. Ласкает, теперь уже нагую, её грудь, а потом его губы опять прикасаются к её губам. Она расстёгивает его брюки, освобождает его член (какой он твёрдый!), гладит его рукой.
Его рука поползёт к её трусикам, - она дотронулась до них... они были влажными от её "нетерпения" встречи с ним. - Он снимет их, погладит её лобок, а затем пальцами поласкает её щёлку... - Она застонала даже от этой мысли. - Затем он задерёт её ногу и войдёт в неё, погрузив свой член в её промежность, затем выйдет и опять войдёт, выйдет, войдёт, выйдет, войдёт... Он будет увеличивать темп, а Она будет испытывать оргазм за оргазмом и стонать от удовольствия всё больше и больше... Потом он, перед тем как кончит, быстро выйдет из неё, грубо нагнёт её голову, сунет в рот свой член и ей в рот брызнет струя спермы..."
"Дзинь-дзинь!" - раздался звонок.

Попочка

Я знаю, что ты любишь, когда я ласкаю языком твою попку... ты это просто обожаешь! Помнишь последний раз?

Я поднял твои ноги так, что колени прижались к груди, подвинул поближе к краю кровати, что бы было удобнее и усиленно стал трахать твою попу язычком, изредка возвращаясь к влагалищу и клитору... Делал я это, вытянув язык на всю длину и быстро двигая туда-сюда головой. Иногда я делал паузы для того, что бы просто полизать её дырочку или для того, что бы впустить внутрь немножко слюны для смазки.

А когда чувствовал, что колечко ануса достаточно расслаблялось, прижимал к нему губы и самозабвенно засовывал язык так далеко, как это вообще возможно, чувствуя явственно оба сфинктера вокруг своего языка и даже немного доставая до места расширения колечка, то есть уже внутри...

Понимая, что дальше уже не получится, начинал активно двигать язычком по кругу, отчего колечко расслаблялась ещё больше, тогда снова начинал двигать всей головой, вытянув до конца язык... с каждой такой сменой ты стонала всё сильнее и сильнее.

Скажи, ты хочешь ощутить в себе что-нибудь большее и более твёрдое, чем язык? Думаю, что после таких упражнений там достаточно и смазки и возбуждения для того, что бы продолжить.

Сегодня я буду делать это неторопливо! Что бы ты была всё время на грани взрыва!

Итак, я поднимаюсь на колени, пододвигаю тебя ещё ближе к краю, одной рукой сильно прижимаю твои ноги к животу, а другой ласкаю твой клитор... членом же медленно вхожу во влагалище...

Потом беру твои ноги в руки, развожу их в стороны, оставляя сильно поднятыми, а сам поднимаюсь вверх для того, что бы поцеловать тебя и ввести в то же время член на максимальную глубину.

Крепко целую тебя в губы и в то же время ёрзаю на тебе, что бы найти точку, в которой можно будет погрузиться ещё хоть на миллиметр... хоть итак чувствую, как моя большая, гладкая головка упирается в твою матку.

Опускаю руку вниз, что бы поласкать немного твою вторую дырочку, ощущаю, что из киски уже течёт водопад, который очень кстати всё там смазывает...

Ты хочешь, что бы было больно? Сегодня только чуть-чуть! Спускаюсь чуть ниже и начинаю покусывать твои соски - нежно, но весьма ощутимо.

Пальчиком же проникаю в отлично смазанное анальное отверстие...

Немного поиграв им там, вытаскиваю член из твоего гостеприимного влагалища и подвожу его к дырочке, которая нуждается в нём не меньше.

Освобождаю её от пальчика и слегка надавив, засовываю член... но очень медленно - не потому что боюсь, что тебе будет больно - ты итак уже очень расслабленна - а потому что хочу, что бы ты сходила с ума от каждого миллиметра. Чувствовала сначала гладкую-гладкую головку, которая у меня довольно большая, затем она кончается и переходит к крайней плоти - там довольно приличная разница в толщине, так что ты чувствуешь её очень отчётливо... А что бы ты почувствовала её ещё сильнее, я начинаю двигаться туда-сюда так, что это естественное ребро, которое не могут воспроизвести на фалоимитаторе, проходит раз за разом через твоё колечко, заставляя его подрагивать.

Наигравшись таким образом, полностью вынимаю член из попки, но спустя секунду засовываю его во влагалище, а потом снова возвращаюсь к попке с новой смазкой... она меня так ждёт, что даже не закрылась полностью, поэтому головка оказывается внутри сразу и я начинаю своё продвижение с места, на котором его прервал.

Продвижение столь же неторопливо, как и вначале и ты чувствуешь, как колечко ануса обхватывает мой член, как будто специально для того, что б почувствовать его лучше.

Дохожу до конца и начинаю двигать его то вперёд-назад, то из стороны в сторону - для того, что бы твоя попочка привыкла к присутствию в ней моего члена и максимально расслабилась, а когда понимаю, что больше расслабляться тебе уже некуда, меняю установившийся темп и начинаю достаточно быстро трахать твою похотливую дырочку.

Сначала с небольшой амплитудой, оставаясь всё время почти полностью в тебе, а потом и с большой. Постепенно доходит до того, что я полностью выхожу из твоей попы и влетаю в неё, не давая успеть сократиться - так ты чувствуешь раз за разом всю протяжённость моего члена вместе со всеми его неровностями.

Каждый раз во время пути внутрь тебя ты чувствуешь, как приятно заполняется пустота в тебе.

И каждый раз по пути наружу мой член цепляет краешком головки колечко входа в твою попку, так, что ты вздрагиваешь и кажется, будто это не мой член цепляет твою попку, а она сама пытается удержать его внутри и радуется, когда он возвращается.

Я упираюсь обеими руками под твои колени и задираю ноги так высоко, как могу, отчего твоя попа поднимается к верху. В этой позе расслабление ещё больше и для того, что бы ты это почувствовала я полностью выхожу и задерживаюсь на пару секунд, восхищённо наблюдая полностью раскрытое колечко твоего ануса, которое только и ждёт, что бы туда засунули что-нибудь побольше... думаю, что мой член будет в самый раз и я не заставляю ждать долго, снова засаживая по максимуму, который в таком положении стал ещё больше и ты уже чувствуешь меня не только на входе, но как будто бы каждое движение отзывается где-то в животе, отчего его мышцы приятно то ли расслабляются, то ли напрягаются.

Я набираю максимальную скорость и постоянно меняю угол проникновения для того, что бы затронуть в твоей попе все чувствительные точки.
Освобождаю одну свою руку и начинаю тереть твой клитор - не очень нежно, но тебе сейчас так только приятнее.

Потом хватаюсь за сосок и начинаю со знанием дела его массировать - порой мне этого достаточно, что бы довести до оргазма девушку. Я его то мну, то сжимаю, натягивая немного, то начинаю катать между пальцами.
Наигравшись с твоей грудью, я снова возвращаю руку к клитору, но не задерживаюсь там надолго и ввожу два пальчика в твою киску, что бы она не скучала без дела. Так член входит плотнее и мне это нравится - тебе похоже тоже. Начинаю массировать пальцами стенку влагалища, которая натягивается под напором моего члена с другой стороны.

Потом просовываю их глубже и достаю до самого дна, где начинаю теребить пальчиками, стараясь тереть все влагалище сразу.

Видя, что ты немного устала в такой позе, выхожу из тебя, снова залюбовавшись розочкой растянутого ануса, поворачиваю тебя животом вниз и ставлю на колени, а голову прошу положить на кровать. В такой позе мои силы удесятеряются от открывающегося вида и я просто хватаю тебя руками за задницу и снова влетаю в твой сильно растянутый за сегодня анус.

Немного убавив пыл, я думаю, что так всё-таки скучновато и решаю попробовать то, что давно хотел. Беру длинный гибкий двусторонний фалоимитатор, окунаю один конец его в твоё влагалище - просто для того, что бы смазать и, немного помассировав свою попку пальцем, ввожу его туда, а другой конец - в твоё влагалище. А свой член снова в твою попу. Так становится гораздо веселей!

Наклоняюсь вперёд и начинаю обеими руками мять твои груди, то сжимая их целиком в руках, то теребя только соски... и при этом не останавливаясь..

То, что в моей попке теперь тоже присутствует член, хоть и искусственный, заставляет надуваться мою и без того большую головку, что даже ты чувствуешь, особенно когда она проходит через самый вход в твою попу.
Так долго продолжаться не может и я терплю, стараясь, дождаться ещё одного твоего оргазма.

Когда я чувствую, что у тебя всё снова начинает сокращаться (теперь уже не так сильно, потому что все мышцы в попе окончательно расслабились и уже не способны закрыться даже когда я выхожу из попки), перестаю сдерживаться, выскакиваю из твоей попы и заливаю спермой всю твою спину.

Ты без сил падаешь на кровать, а я отбрасываю в сторону фалоимитатор и начинаю делать тебе расслабляющий массаж спины, используя вместо крема свою сперму. Её так много, что я могу массировать тебе не только спину, но и на ягодицы хватает, которые я с удовольствием разминаю, глядя при этом, как раскрывается твой анал, когда я раздвигаю ягодицы в стороны.
Постепенно, сперма начинает высыхать, и тогда я решаю, что пора в душ! Чем мы с удовольствием и занимаемся ещё минут пятнадцать, нежно намыливая друг друга...